Сильви Тестю: «Каждый актер должен сыграть что-то из русской классики»


Автор: Екатерина Чен
Кинофестиваль «Окно в Европу» завершился накануне в Выборге. На закрытии состоялась долгожданная премьера фильма «Две женщины» режиссера Веры Глаголевой. Картина поставлена по пьесе И.С.Тургенева «Месяц в деревне».




Съемки этой чувственной истории о любовном многоугольнике проходили в настоящей дворянской усадьбе в селе Новоспасском под Смоленском. Живое участие в экранизации произведения классика приняли иностранные продюсеры и актеры. В частности, звезда британского кино и театра Рейф Файнс сыграл Ракитина, а француженка Сильви Тестю – Елизавету Богдановну.



Сильви Тестю - не только актриса, которую российские любители кино могли видеть в фильмах «Страх и трепет», «Саган», «Лурд», «Тайны Антуана Ватто», «Жизнь в розовом цвете» и других, - но и успешная писательница, автор нескольких бойких романов о жизни современных женщин. О своем неподдельном интересе к русской культуре француженка рассказала в интервью Екатерине Чен.




Сильви, что для вас значит работа над произведением Тургенева, вы были прежде знакомы с творчеством писателя?

Конечно, я знала Тургенева, читала «Месяц в деревне» и знакома с театральными постановками пьесы. И должна сказать, что для французов вообще русская культура значит очень много. Наверное, это эффект огромной страны – Франция ведь хоть и великая, но такая маленькая по сравнению с Россией, а все большое и увлекает, и озадачивает. Я учила русскую историю в школе, про царей, про период наполеоновских войн… Мы снимали недалеко от Смоленска, а Смоленск - мифический город для французов. Мы слышали много героических историй, о его смелых жителях, об их отчаянном сопротивлении врагам во время войн, когда город переходил из одних рук в другие. Для меня много значило оказаться в этих исторических местах.

На ваш взгляд, жизнь в русской глубинке по сравнению с тургеневскими временами изменилась?

В чем-то, надеюсь, да. Но знаете, мы перед съемками прочли много книг, смотрели документальные фильмы. И кажется, что славянская культура далека от латинской, романской, но это и захватывает! Например, понятие чести, гордости. Этот вздернутый подбородок… мы не до конца понимаем местный гонор, но это как раз и интригует. Как и тонкость, и чувствительность. Думаю, долг каждого актера – сыграть что-то из русской классики и попытаться разобраться в «русской душе».

Как получилось, что вы стали частью проекта «Две женщины»?

Сперва я готовилась сниматься у Павла Лунгина, были такие планы, но тот фильм в итоге не состоялся, оказался слишком дорогим. А я уже начала учить русский, погружалась все глубже в русскую культуру, и мне так хотелось сделать что-то такое, русское. Так что, когда мне позвонили Вера и Наташа (режиссер Вера Глаголева и продюсер Наталия Иванова – ред.), и у меня образовалось свободное время, я с радостью согласилась.

Столь протяженный период съемок в России вас не пугал?

Напротив, только здесь и можно было снимать Тургенева. Во Франции это было бы совсем не то.

Ваши коллеги по фильму много говорили о замечательной здешней природе, вас природа вдохновляет?

Ну, чтоб не отличаться от всеобщего восторженного мнения, скажу - да, вдохновляет. Мне нравятся березовые рощи – у того же Чехова только читала о них, а тут - в реальности. Березовый лес для меня и есть типичная Россия. Но лично меня куда больше красот природы привлекают контакты с людьми. Любопытны сами люди, которые тут живут, в этой природе, в довольно суровом климате. Очень холодно зимой, жарко летом, деревянные дома, толстые срубы… Представляю, насколько сурова может быть жизнь в этой стране, да еще учитывая политические катаклизмы. Это совершенно особенный народ. Пока мы снимали в музее-усадьбе, мы ночевали в деревне поблизости. И мне было интересно наблюдать, как живут наши хозяева и соседи. Как они воспринимают свою жизнь. Деревня – все еще фундамент, цемент страны, и как же она отличается от города… Может быть, я еще напишу об этом.

Поговорим подробнее о вашем персонаже в фильме.

Да, каждый персонаж – он всегда что-то вам дает, питает новыми ощущениями, эмоциями. Моя Елизавета Богдановна – компаньонка, вроде бы часть усадебного сообщества, почти член семьи, но в то же время смотрит на происходящее немного со стороны. Ей поверяют секреты, с ней говорят по душам, и сама она готова поддаться атмосфере любовного томления, которое носится в воздухе. У нее в сценарии прописана своя маленькая романтическая история с доктором. Что еще сказать - она кокетка, читает вслух хозяйке усадьбы, играет на фортепиано, в ней много показной женственности – и в то же время ее комната в доме предельно скромная. Возможно, она немного играет на публику, но, похоже, довольна той свободой самовыражения, которую ей предоставляют окружающие.

Каково работать с режиссером-женщиной? Проще, чем с мужчиной?

Я уже работала с женщинами-режиссерами прежде, и мне думается, женщина всегда более деликатна и внимательна, для нее важна каждая мелочь. А если режиссер еще и побыл актером, он еще лучше понимает весь процесс в деталях. Фильмы от актеров всегда сильны в том, что касается эмоциональной достоверности, отношений между персонажами. Актер, может, не всегда увидит сразу, как надо сделать – но уж точно почувствует фальшь, поймет, как не надо, и будет искать правды.

Вы сами ведь попробовали себя в режиссуре, поставив «Другую жизнь женщины» с Матье Кассовицем и Жюльетт Бинош.

Да, и убедилась, насколько тонким должно быть режиссерское руководство, потому что истинная творческая свобода – это когда актер и режиссер выступают на равных. Когда ты актриса, тобой не то что манипулируют, тебя ведут. Просят выдать чувства на заказ: «сегодня ты нервничаешь, завтра ты - веселая». А когда вы сами ставите, и тем более когда пишете – в роли манипулятора уже выступаете вы. Совершенно другой опыт.

Вы упомянули, что, возможно, опишете ваше пребывание в России – а следите ли вы за судьбой ваших предыдущих книг в нашей стране?

Да, вот сравнительно недавно ознакомилась с русским переводом моего романа «Девочки» - специалисты говорят, перевод очень удачный. Кстати, я уже закончила новую книгу.

А в кино какие планы? В России только что вышел еще один фильм с вашим участием, «Красотки в Париже».

В этом году во Франции на экранах будет сразу несколько фильмов, где я снялась, пусть и в небольших ролях. И все они, в отличие от «Двух женщин», про современность.


Эл.почта:
Отписаться

Возврат к списку

 70 Каннский кинофестиваль: Пальма в квадрате 70 Каннский кинофестиваль: Пальма в квадрате
Что ж, праздник кино состоялся, юбилей удался. Да, не случилось в программе нынешних Канн сенсаций и шедевров, но крепкий средний уровень картин, маленькие открытия и творческие удачи оставили неизгладимо приятное общее впечатление.

 Великолепная семерка Амфеста Великолепная семерка Амфеста
20 сентября в Москве и еще десятке российских городов открывается AmFest – ежегодный подарок киноманам, фестиваль нового американского кино. Форум славен тем, что в его программе – картины, которые мы можем так и не увидеть в прокате.

Иранская дочь, болгарские башмаки и верность школе Станиславского Иранская дочь, болгарские башмаки и верность школе Станиславского
В Москве завершился 38-й Международный Кинофестиваль. Главный приз, «Золотого Георгия», как и предсказывали многие прогнозы, получил иранский режиссер Реза Миркарими за фильм «Дочь».

 ММКФ: Призывник обулся под рэп ММКФ: Призывник обулся под рэп
На Московском Кинофестивале при полном аншлаге (публика сидела на ступеньках и толпилась в дверях) еще раз показали новый фильм Сергея Соловьева «Ке-ды».


1 - 4 из 832
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец


DB query error.
Please try later.