Муха в оркестре, или Трансцендентность музыкального искусства

Муха в оркестре, или Трансцендентность музыкального искусства



Опыт абсолютно бессистемного эссе.

Размышлениям на тему, что собственно такое музыка, дала начало самая обыкновенная муха.
Оркестр репетировал Симфонию С.Франка в старой студии Мосфильма.
Весна. Дверь студии, та, которая выходит прямо на уже зелёную лужайку, открыта. В студию залетает первая весенняя муха, и репетиция приобретает новое измерение. Все заинтересованные лица начинают следить за её перемещениями со значительно большим интересом, чем за руками дирижёра. Естественно, отпуская ехидные замечания по поводу игры тех, на чей пульт она садится, исходя из своих знаний об особенностях поведения мух в дикой природе. Шёпотом, конечно.
Было совершенно очевидно, что Симфония Франка её никак не волнует.  А произведение, между прочим, одно из лучших в этом жанре.
Но ведь какие-то вибрации воздуха она должна чувствовать. Уж чего-чего, а вибраций в студии хватает. Эта мысль и стала отправной точкой в очередной серии размышлений на тему "Что, собственно говоря, есть музыка, где грань между материальным (в физическом смысле) и духовным, и т.д.", скрасивших мне не одну репетицию. Не в меньшей степени, чем игра в слова, чтение, поиски какой-либо информации в интернете и, в конце концов, наблюдение за другими мухами.

Сразу хочу сказать, что ответов у меня нет, и, стало быть, вы их не получите. Цель этого эссе совершенно другая. Просто мне надоело ничего не понимать в одиночку, и я хотел бы разделить своё недоумение по поводу того, чем всю жизнь занимаюсь, с вами. Так что, "плачьте вместе со мной".

Собственно, главный (но не единственный) вопрос заключается в следующем: "В каком месте и в какой момент появляется то, что мы применительно к музыке условно называем духовностью? Или, как любят выражаться музыковеды, философскими размышлениями?".

Ну, с мухой всё понятно. Она даже и не поняла, куда залетела. В какую  концентрацию духовного начала она попала в поисках... Ну, даже и без поисков.
Но могла ли простая лошадь из монгольской глубинки мечтать, что ещё при её жизни белый волос из её хвоста будет исполнять Симфонию Брукнера, к примеру, в Концертном зале миланской консерватории или Реквием Моцарта в Concertgebow! Я уже не говорю про Концерт Сибелиуса для скрипки в Карнеги-холле.
Мог ли думать бык, с его, в общем, понятными и примитивными запросами, что на его шкуре, натянутой, кстати, гораздо лучше, чем при жизни (а люди, между прочим, за подобные операции платят большие деньги), в лучших концертных залах мира будут исполнять соло на литаврах в Девятой симфонии Бетховена или в Славянском танце Дворжака №5?

Я не буду сдерживать хаотичный полёт своей мысли и проигнорирую напрашивающийся вопрос об отношениях композитора, исполнителя и слушателя. Бог с ним. Но уже сейчас нам понятно, что мухи отдельно - духовность отдельно.
Тем не менее, для того, чтобы понять смысл издаваемых солистом и оркестром звуков, желательно иметь представление о музыкально-языковом контексте, о наборе смысловых символов и, лучше всего, просто вырасти в соответствующей культуре. Иначе получится то, что меня всегда ставило в печальный тупик в Китае, когда смотришь по телевизору традиционную китайскую оперу, отдаёшь себе отчёт в том, что ничегошеньки не понимаешь, а оторваться невозможно.

Это я плавно перехожу к тому, чтобы мы отдавали себе отчёт: когда мы говорим о классической музыке, если взглянуть правде в глаза, то речь идёт о сильно ограниченном во времени и пространстве культурном явлении, а именно, о европейской музыке от первой половины XVII века до третьей четверти XX. Исключая из этого подмножества Россию до XIX века и Испанию почти до XX. Что там было в остальных странах Евросоюза, вроде Греции или Португалии, никто не помнит. Оттого, что в 1733 году Ф.А. д'Альмейда написал первую португальскую национальную оперу "Терпение Сократа", никому ни холодно, ни жарко.  Хотя он тоже старался. И даже  испанская сарсуэла, яркий и блистательный жанр, напоминающий по своей сути немецкий зингшпиль, так и осталась в стороне от европейского мэйнстрима.

Ну, хорошо, мы отбросили всё лишнее и оставили то, что осталось. А осталось, между прочим, не так уж и много. Потому что "мы ленивы и не любопытны". Выражаясь хамски и неполиткорректно, осталось три симфонии Бетховена, "Танец маленьких лебедей" Чайковского и "Радецки-марш" Штрауса, причём бОльшая часть просвещённых слушателей целиком прослушала только последние два произведения.
Это, ни Боже мой, ни разу не упрёк в адрес моих обожаемых читательниц. В качестве равновесной иллюстрации обратим внимание на гарну дивчину Anna Netrebko глазами массового западноевропейского слушателя и сразу увидим те акценты, на которое обращают внимание уважаемой публики  PR агенты в её рекламных роликах. Ну вот, такова жизнь.

Так, это меня что-то в сторону отнесло. Я тут остановился на китайской опере и на том, что я в ней ничего не понимаю. Так вот. Есть у меня подозрение, что и с европейской музыкой всё не так просто. И чем больше вникаю, тем печальнее становлюсь. Я уж не говорю о том, что о символике в произведениях Баха написаны серьёзные книги, а мы об этом без понятия. И даже не о том, сколько раз Шостакович оставил свой автограф DSCH в музыкальном тематизме своих произведений. И даже не о том, что реально мы слышим в музыкальных произведениях. Я как-то раз в качестве эксперимента попытался отследить на слух полифоническое голосоведение в Фуге одной из кантат Баха. Максимум, что мне удалось - это пять одновременно, а голоса появлялись и появлялись. Возвращаясь к аллюзиям, символике и прочим маленьким радостям, хочу для простоты обратить ваше внимание на литературу.

Без комментариев мне практически всё понятно в книге Вен. Ерофеева "Москва - Петушки". Потому что я человек оттуда. Хотя есть блистательное издание с комментариями Э.Власова в соотношении 107 страниц текста о последнем путешествии Венички против 438 страниц комментариев. Когда читаешь "Евгения Онегина", то если не знать о комментариях Ю.М.Лотмана, то возникает иллюзия, что, вроде, всё понятно и так. Точно такая же обманчивая, что и при слушании музыки Моцарта и даже Чайковского. На три строки хокку Басё приходится три страницы комментариев, из которых узнаёшь не только о ассоциативных рядах автора и средневековых реалиях, но и о важности графической ритмики иероглифов, например. Зато какой несравненный кайф ловишь, когда случайно натыкаешься на строки о колоколах Асакуса, которые слышны в садах Уэно, а ты прошёл этот путь пешком до всякого Басё (ну, разумеется, до того, что прочитал его), и хотя бы тут понимаешь, о чём идёт речь. Хотя бы фрагментарно.

Так вот, скажу я вам - в музыке всё точно так же. Только с комментариями хуже.
Я уже не говорю про чисто эмоционально-информационную сторону вопроса. Почему в кино, в то время как голубоглазая блондинка безмятежно плещется в душе, мы по музыке уже знаем, что из маминой из спальни кривоногий и хромой выползает в лучшем случае Джек Николсон, а в случае, если режиссёром является  Квентин Тарантино, её судьба вызывает очень серьёзные опасения. Да ладно, блондинка! Стоит только услышать музыку Дашкевича к "Собаке Баскервилей", там, где про гримпенскую трясину, и вы уже со второго такта понимаете, что курчавый спаниель доктора Мортимера не жилец.
На каком таком основании музыковед убеждённо говорит нам, и зачастую справедливо, что в Третьей симфонии Бетховена он наблюдает смерть героя и философские размышления, а в Шестой его же симфонии, напротив, вести с полей и деревенскую идиллию? И ведь мы с ним искренне соглашаемся, что подтверждает наше предположение о том, что, по крайней мере, в пределах этой культуры, некоторые музыкальные символы носят общеконвенциональный характер. По крайней мере, последние 150 лет значительное большинство согласно с тем, что соответствующий марш Шопена предназначен более для выноса тела, чем для концертного исполнения. Кстати, траурный марш из  "Набукко" Верди, написанный по такому же лекалу, почему-то не нашёл своего прикладного места в этой нише. И вот вам очередной вопрос: Почему некоторый набор нот производит на окружающих такое эротическое впечатление, что его просто отказываются исполнять на сцене, как это было с "Саломеей" Р.Штрауса, а от другого набора стекленеет взгляд, выпрямляется спина, а некоторые особо нервные ещё и кричат "Хайль", как это происходило с Большим Маршем из "Тангейзера". Откуда человеческий организм, слушая музыку, знает, к какой его части она обращается? И, в зависимости от музыки, либо начинает активно шевелить руками и ногами, либо делает одухотворённое лицо, либо вытирает платочком слёзы, либо пристаёт к девушке ко взаимному  удовольствию, либо, в конце концов, находит кнопку OFF соответствующего прибора, и ему становится легче. Иногда выключение этого самого искусства вызывает не меньший катарсис, чем оно само. Это тоже очень важно.
Ну что, теперь вы вместе со мной тоже ничего не понимаете в музыке?
Я очень рад.

13.06.2012 20:07:08
Все-таки умный мужик - это очень сексуально! В который раз убеждаюсь!
14.06.2012 12:34:01
Но сексуальный (равно как и эрудированный) - не значит умный. Это сколько ж он, бедолага, энергии-времени-слов потратил! И что? "...главный (но не единственный) вопрос заключается в следующем: "В каком месте и в какой момент появляется то, что мы применительно к музыке условно называем духовностью? Или, как любят выражаться музыковеды, философскими размышлениями?"..."
Чую, не находит автор у себя такого места. А в нём-то, в этом месте, всё и дело. Не в музыке.
Ну это лично я так думаю.
14.06.2012 15:43:27
Светлана, вы действительно все понимаете о воздействии музыки на человека? Вы можете объяснить, почему одна музыка становится маршем смерти, а другая - гимном любви? Тогда вам можно только позавидовать! Объясните и нам, убогим!
14.06.2012 15:58:46
Полностью согласна с Надеждой! Браво, автор!Да, меня тоже ум мужской очень возбуждает!
123
14.06.2012 16:15:30
Я вот  в музыке ничего не понимаю, но очень ее люблю:)
15.06.2012 14:33:30
Светлана, видимо, предпочитаем мужчин, которые одним-двумя, пусть матерными, но зато ёмкими словами описывают ее представление о духовности. И главное точно знают то место, где эта духовность находится, что бы при случае не искать и мыслить, а пойти и взять. Мятущиеся души, в вечном поиске и размышления на тему - не ее стиль. А это я лично так думаю.
15.06.2012 20:07:56
Владимир, вы прелесть! Давно не получала такого удовольствия от прочитанного. Пишите еще!
17.06.2012 08:51:15
Я не поняла про Нетребко. Она "духовная" или нет?
04.07.2012 10:40:11
Владимир, а когда будет следующий пост? Я специально каждый день сюда захожу в ожидании.
07.07.2012 09:29:58
Да-да, давайте же, Владимир!